Как мы приехали в Израиль

Евгений Карасик,
Оттава, Канада

Как бы долго человек ни был знаком с ТРИЗ, ИКР всегда поражает, когда встречается в привычных вещах. Улетая из Шереметьево, я был поражен дверьми, которые открывались сами как только кто-либо к ним подходил. А прилетев в Будапешт, я был поражен эскалатором в аэропорту, который стоял, пока никого на нем не было, но который сам начинал двигаться как только кто-нибудь собирался на него вступить.

В аэропорту Будапешта нас никто не встречал и, казалось, мы могли идти куда хотели. Поделившись своими наблюдениями с женой, я предложил изменить маршрут, но она сказала, что лучше мы поедем в Израиль. Через некоторое время я заметил, как люди стали подтягиваться к какому-то парню, стоявшему в стороне. Когда вокруг него скопилось достаточно народу, я решил полюбопытствовать и тоже подошел. Оказалось, это был представитель Еврейской общины Венгрии, который собирал тех, кто хотел ехать в Израиль, и отвозил их в гостиницу. Мы присоединились к этой группе и поехали в гостиницу.

Там, на следуюший день, мы продали несколько немецких маникюрных наборов, купленных перед отъездом с этой целью, и на вырученные деньги поехали в центр Будапешта посмотреть и погулять. Вернувшись вечером, мы застали группу эмигрантов, сидящих в холле и беседующих с какой-то женщиной. Я подошел к ним.

Женщина, чисто говорящая по-русски, рассказывала, что в Венгрии много евреев, но в синагогу в Будапеште ходят только около 4000 человек. Поскольку нет графы "национальность" в паспорте, то трудно понять сколько же на самом деле евреев в Венгрии.
- Мы хотим, - сказала она, - добиться от правительства, чтобы графа национальность была введена в паспорт.
- Вы думаете, что количество евреев в Венгрии от этого увеличится ? - сказал я.
- Ой, что Вы, - воскликнула она, - количество евреев уменьшится. Но мы хотим, чтобы остались только те, кто считает себя евреями.

Через пару дней, когда мы приехали в аэропорт, чтобы вылететь в Израиль, я увидел ее за стойкой регистрации, принимающей чемоданы от эмигрантов. Когда очередь дошла до нас, она тихо, почему-то по-русски, сказала помощнику: "Эти чемоданы уже не пойдут", - но подумал, что она имеет в виду не пойдут на транспортере, который был и без того уже перегружен чемоданами. Мне и в голову не пришло, что чемоданы могут быть не погружены в самолет. Но когда мы прилетели в Израиль, чемоданов действительно не оказалось.

Но это случилось позже. А пока, после приземления в Бен-Гурионе, нас радостно встретили у входа в здание аэропорта толпы школьников с израильскими флажками, распевающие какие-то песни. Они выстроили живой корридор, по которому мы попали прямо в зал, где принимали иммигрантов.

Нас всех рассадили. Кто-то произнес какую-то речь. Потом сказали, что глав семейств будут вызывать в разные комнаты по разным поводам. В первой комнате мне дали 1200 шекелей. "За что ?" - спросил я. "Это подарок за то, что приехали," - объяснили мне.

В другой комнате со мной говорил, как я понимаю, контр-разведчик:
- В армии служил ?
- Нет, не служил.
- Что, кафедра ?
- Да, кафедра.
- Офицер запаса ?
- Да.
- Каких войск ?
- ПТУРС (противотанковые реактивные управляемые снаряды).
- Да ты что ! Это те, которые по проволоке управляются ?
- Есть, которые по проволоке, а есть, которые и без проволоки, по радио.
- Да ты что ! По радио, с БТР ?
- С БТР или с вертолета.
- Что, у них с вертолета уже тоже есть ?
- Да, есть.
- А тебе КГБ препятствия с выездом не чинило ?
- Нет, не чинило.
- А то, если что было, расскажи.
- Да никаких препятствий никто не чинил.
- Ну, давай-давай.

В третьей комнате меня спросили есть ли у нас родственники или знакомые, у которых мы будем жить.
- Никого нет, - ответил я.
- Тогда мы вас отправим в гостиницу. Там наши люди с вами свяжутся, чтобы подыскать вам жилье. Вот вам талон на такси и направление в гостиницу.

После этого мы пошли получать чемоданы, которых не оказалось. Уже все разобрали свои чемоданы и лента транспортера остановилась а наших чемоданов все не было.

В отчаянии мы сели на ленту транспортера. Было около 3 часов ночи. Мимо проходили какие-то русско-язычные работники аэропорта.
- Что вы сидите ? - спросили они.
- Чемоданы не получили.
- Что у вас там в чемоданах ?
- Одежда, постельное белье, рукопись его книги, - ответила жена.
- О, рукопись - это, наверное, единственное ценное, что есть в этих чемоданах.
Они отвели нас в Lost & Found, где мы заявили о пропаже чемоданов, и потом отвели нас к такси.

Таксист отвез нас в гостиницу "Ami" рядом с Тель-Авивской набережной. По дороге он спросил:"Do you know Hebrew ?"
- What is Hebrew ? - спросил я.
- The language of the land, - удивленно сказал он.
- Oh, you mean Ivrit ?
- Yes, yes, Ivrit, - радостно воскликнул он, - It is Hebrew in English.
- OK, - ответил я.

На следующий день нам в номер позвонили:
- Хотите вы жить в Петах-Тикве ?
- Что такое Петах-Тыква ?
- Это промышленный город в 25 км от Тель-Авива. Я везу группу людей с вашей гостиницы показать. Если хотите, присоединяйтесь.

Я поехал с ними и то, что увидел, мне не понравилось. Когда я вернулся, жена сказала, что звонил еще один посредник и сказал, что позвонит позже. Вечером он позвонил и спросил:
- Кто Вы по специальности ?
- Программист.
- Хотите жить в Нес-Ционе ?
- Где это ?
- Вы знаете Институт Вейцмана ?
- Да, знаю.
- Нес-Циона - это небольшой городок рядом с институтом. Многие его сотрудники там живут. Там есть много high-tech компаний. Вы найдете себе там работу.

Мы согласились поехать посмотреть. Нам квартира понравилась, а также то, что хозяин просил всего-лишь $250/месяц, в то время как нам было положено от Министерства Абсорбции $300/месяц. Хозяева обрадовались (как нам потом сказали соседи, до нас эту квартиру снимали два офицера ВВС и платили всего-лишь $200/месяц). Видимо потому, что мы согласились на $250/месяц, они предложили заключить договор на 2 года. Мы согласились и на это. Через 2 месяца, когда хлынула большая алия, цены на эти квартиры подскачили до $400-450/месяц.
- Вам ничего, что не в центре ? - спросил посредник.
- Да, нет, ничего.
- А то все русские хотят в центре.
- Почему ?

На следующий день, после вселения в эту квартиру, нас посетили представитель Министерства Абсорбции и муниципалитета. Мы им пожаловались о пропаже чемоданов тоже. Пришли также и другие волонтиры. Некоторые из них потом несколько раз возили нас в Бен-Гурион в Lost&Found посмотреть прибыли ли чемоданы. Они прибыли через 2 недели.