Первые месяцы в Израиле

Евгений Карасик,
Оттава, Канада

Физики шутят

К иммигрантам, не имеющим родственников в Израиле, Министерство абсорбции приставляло человека на несколько недель, который помогал им поначалу1. К нам была приставлена пенсионерка Хава Батинко, бывшая сотрудница Института Вейцмана. Она была родом из Польши, но свободно владела русским языком. Узнав о моих научных интересах (которые включали физику), она сказала, что у нее есть подруга Малка, жена известного физика Липкина.
- Вы читали "Физики шутят" ? - спросила она.
- Да, читал, - ответил я.
- Липкин - автор нескольких юмористических статей в этом сборнике, - пояснила она, - Я поговорю с Малкой, чтобы он встретился с Вами. Подготовьте свои статьи, я передам их через Малку.

К сожалению, у меня не было статей по физике (за исключением краткой заметки в "Химии и жизни"). Поэтому я дал свои статьи по кибернетике (computer science). Через некоторое время Хава сказала, что Липкин считает, что мне лучше поговорить с кем-нибудь из Computer Science Department. Вскоре мне была назначена встреча с одним из профессоров и я отправился в институт.

Очень краткий курс истории еврейского вопроса в СССР

"Все делается постепенно (у порядочных людей)", - говорил Альтшуллер. Руководители СССР были людьми порядочными и закручивали гайки для евреев постепенно. В 1948 прекратили принимать евреев в Институт международных отношений и на командные факультеты военных академий. На инженерные факультеты прием продолжался, но в 1956 прекратился и на них. После 1967 прекратили принимать евреев на физические и математические (а также связанные с ними) факультеты элитных гражданских ВУЗов: МГУ, МФТИ, МИФИ и т.д. Но некоторые евреи туда все-таки прорывались. Этих героев нашего времени я впервые встретил, естественно, в Израиле !

О важности легенд

Когда в назначенный час я пришел в Институт Вейцмана, профессор, с которым я должен был встретиться, оказался занят. Пока я в корридоре ждал, когда он освободится, из соседней комнаты вышел парень и стал интересоваться к кому и зачем я пришел. Звали его Миша Бялый и был он тогда докторантом. В ходе беседы выяснилось, что он закончил мех-мат МГУ.
- Как ты туда попал, если евреев туда не принимали ? - спросил я.
- Этим я всецело обязан своим родителям, - скромно и, наверное, честно ответил он и рассказал следующую историю.

Якобы после того, как его не зачислили в университет, его родители пошли на прием то-ли к ректору, то-ли к про-ректору и спрятали под одеждой магнитофон. На приеме этот университетский чин, якобы, без обиняков заявил: "Не брали мы евреев и не будем брать !" - и они записали это на магнитофон. А потом стали шантажировать университетское начальство: если не примите нашего сына в университет, передадим эту магнитофонную ленту иностранным журналистам. Университетское начальство, якобы, испугалось и приняло Мишу. Так анти-семиты были посрамлены.

По тому как он это рассказывал можно было заключить, что эта легенда ему в Израиле помогала. Методический вывод №1:

Легенда строить и жить помогает,
Она как друг и зовет и ведет,
И кто с легендой по жизни шагает
Тот никогда и нигде не пропадет !

Методический вывод №2: чем неправдоподобнее легенда, тем больше она помогает. Вот смотрел я на днях Российское телевидение и там кто-то всерьез рассказывал, что "Beatles" в Союзе были запрещены, что хранить их записи надо было на чердаке а слушать под одеялом. И вспомнил я, как мы танцевали под них на всех вечеринках. Публика, однако, встретила этого рассказчика как героя. То ли память у всех отшибло, то ли еще что.

Дайте справку, что Вы автор Ваших статей

Профессор наконец освободился и принял меня.
- Ты сюда приехал потому, что хотел приехать, или потому, что в Америку не попал ? - спросил он.
- Потому, что в Америку не попал, - в тон вопросу ответил я, что, кстати, было правдой: Америка "закрылась", кажется, в Ноябре 1989 и я опоздал всего лишь на неделю с оформлением документов.
После этого профессор поинтересовался, что я хочу.
- Хочу здесь работать, - невозмутимо ответил я. (Никто не успел меня еще просветить, что в отличии от Советских НИИ в Институте Вейцмана никто, кроме профессоров, не работал. Лаборанты, библиотекари и прочий обслуживающий персонал не в счет.)
- У тебя есть рекоммендации ? - спросил он.
- У меня есть статьи. Разве они не достаточные рекоммендации ?
- Нет ! - сказал он, - может статьи не ты писал.
На этом разговор закончился, но статьи он оставил у себя. Провожая меня к выходу, он остановился около копировальной машины, сделал копии с моих статей и дал копии мне.
- Зачем ? - спросил я.
- Это - сувенир, - ответил он.


1 В обязанности такого человека входило сводить новых иммигрантов в банк (чтобы открыть счет), в местное отделение Министерства Внутренних Дел (чтобы получить "теудат зеут" - удостоверение личности), в местное отделение Института Национального Страхования (чтобы оформить пособие на детей), в местное отделение Министерства Абсорбции (чтобы встать в очередь на "ульпан" - курсы по изучению Иврита), в местное отделение Профсоюза - Гистадрута (чтобы оформить медицинскую страховку), и т.д. и т.п.